January 25th, 2014

С праздником!

Вот и заканчивается очередная сессия. Ненадолго выйдя из зимней спячки, я решил сохранить для истории еще несколько ответов своих студентов. Для начала – абсолютно очевидный ответ на вопрос, как проверить у пациента двигательную функцию. Оказывается, его нужно побить по ногам молоточком… и подвигать. В качестве дополнительного метода я предложил еще и потыкать в него палкой.

А при псевдобульбарном параличе у человека появляются инстинкты. Где они прячутся до этого – непонятно.

Довольно интересными бывают и гиперкинезы. Например, у некоторых встречается хереический гиперкинез. И не поспоришь: часто видишь людей и думаешь, что у них – вот это самое. У других наблюдается кривошеесть. А кроме того, беспорядочная походка. Чем она отличается от порядочной, так и осталось покрыто мраком неизвестности.

Одна девушка предложила заглянуть в рот пациенту, чтобы увидеть опущение верхнего века. Это он очень широко должен рот открыть!

Метод электроэнцефалографии, как выяснилось, нужен для "осуждения функционирования мозга". И опять не поспоришь: функционирование мозга некоторых товарищей достойно всяческого осуждения, в том числе и с использованием ЭЭГ.

При поражении обонятельного нерва возможно "совращение запаха". Суровый век – уже и запах совратили.

А отводящий нерв отдергивает руку, когда ее засовывают в кипяток. Пока я переспрашивал студентку, точно ли она в этом уверена, ее соседка попыталась подсказать: "он глаз отводит". Изумлению девушки не было предела: "что, когда глаз в кипяток засовывают?!".

Юноша-студент завис на понятии "вокальный тик". Для него это оказалось чем-то вроде квадратного трехчлена - он и вообразить такое был не в состоянии. Задаю ему наводящий вопрос: "слово "вокальный" у тебя с чем-нибудь ассоциируется?". И получаю радостный ответ: "да, с овощами Вок, мы их на работе готовим!".

При обсуждении темы "чувствительность" люблю рассказывать студентам о легендарном герое революции Камо, пытавшемся изображать перед жандармами шизофреника с отсутствием болевой чувствительности. В этот раз я предложил угадать, как, на месте царских сатрапов, они могли бы расколоть героя? Мне был предложен неожиданный вариант: щекотать его. Мозг услужливо нарисовал картинку для учебника времен моего советского детства: "герой революции Тер-Петросян (Камо), зверски защекоченный царскими жандармами".

Да что там Камо! Проходя недавно по кафедре истории, обнаружил вышедшую с экзамена в состоянии шока первокурсницу, которую пытались утешать одногруппники. Она провалилась на крайне коварном вопросе – кто такой Ленин? Сквозь всхлипы раздавалось: "а я помню только, что у него борода была…"